Рождение печатной книги


"Из всех изобретений и открытий в науке и искусствах, из всех великих последствий удивительного развития техники на первом месте стоит книгопечатание"
Ч. Диккенс






 Книгопечатание, т.е. размножение текстов и иллюстраций путем прижимания бумаги или другого материала к покрытой краской печатной форме, пришло на смену медленному и трудоемкому процессу переписывания книг от руки.
Печатание книг впервые распространилось в Китае и Корее. В связи с развитием культуры Древнего Китая, с ростом городов, развитием в них ремесла, торговли, литературы, искусства книжное дело достигло здесь значительного развития.
В IX в. н.э. в Китае началось печатание с печатных досок. Подлежащие размножению тексты или иллюстрации рисовались на деревянных досках, а затем режущим инструментом углублялись места, не подлежавшие напечатанию. Рельефное изображение на доске покрывали краской, после чего к доске прижимался лист бумаги, на котором получался оттиск - гравюра.
В Китае был изобретен и способ изготовления печатных форм из готовых рельефных элементов, т. е. набор подвижными литерами. Согласно сведениям китайского автора Шэнь-Го, жившего в XI в., это изобретение было сделано кузнецом Би-Шэном (Пи-Шэн), который изготовлял буквы или рисунки из глины и обжигал их. Этими глиняными подвижными литерами и набирался печатный текст.
Печатание с наборных литер из Китая было перенесено в Корею, где оно подверглось дальнейшему совершенствованию. В XIII в. вместо глиняных литеров были введены литеры, отливавшиеся из бронзы. До наших дней сохранились книги, напечатанные при помощи бронзовых литер в Корее в XV в. Печатание с наборных литер применялось также в Японии и Средней Азии.
В Западной Европе книгопечатание возникло в конце XIV - начале XV в. В этот период закладывались основы мировой торговли, перехода от ремесла к мануфактуре и старый, рукописный способ размножения книг уже не мог удовлетворить растущих потребностей. Он заменяется книгопечатанием. Вначале в Европе появился способ печатания с досок, на которых вырисовывались изображения и текст. Таким способом был напечатан ряд книг, игральные карты, календари и т. д. В середине XV в. печатание с досок становится недостаточным для удовлетворения потребностей общества и экономически невыгодным и на его смену приходит книгопечатание с подвижных литер.

Изобретателем печати с подвижных наборных литер в Европе был немец Иоганн Гутенберг (1400 -1468). Точно установить время напечатания первой книги с наборных литер не удалось, и условной датой начала европейского книгопечатания этим способом считается 1440 г. Иоганн Гутенберг применил металлические наборные литеры. Сначала путем выдавливания в мягком металле углублений в форме букв изготовлялась матрица. Потом в нее заливали свинцовый сплав и изготовляли необходимое количество букв-литер. Буквы-литеры располагались в систематическом порядке в наборных кассах, откуда и вынимались для набора.
Для печатания были созданы ручные печатные станки. Печатный станок представлял собой ручной пресс, где соединялись две горизонтальные плоскости: на одной плоскости устанавливался наборный шрифт, к другой прижималась бумага. Предварительно матрица покрывалась смесью сажи и льняного масла. Такой станок давал не больше 100 отпечатков в час. Книгопечатание подвижными литерами быстро распространилось в Европе, хотя Гутенберг и предприниматель Фуст, который обеспечивал ему финансовую помощь, пытались сохранить в тайне сделанное изобретение.

Можно с уверенностью сказать, что изобретение книгопечатания – это веха в развитии мировой культуры. С 1440 по 1500 г., т. е. за 60 лет применения этого способа, было напечатано свыше 30 тысяч названий книг. Тираж каждой книги достигал примерно 300 экземпляров. Эти книги получили название «инкунабул».
В Чехии первая печатная книга «Троянская хроника» вышла в 1468 г. В Польше в конце XV в. в типографии Фиоля в Кракове было напечатано пять книг на славянском языке. В Праге в 1517 г. приступил к печатанию Библии на белорусском языке знаменитый Георгий-Франциск Скорина.

Печатание книг на старославянском языке началось в конце XV в. В Московском государстве книгопечатание возникло в середине XVI в. Многие ученые считают, что появление и распространение книгопечатания было связано со значительным расширением территории русского государства в это время,  в  лучшие годы царствования Ивана Грозного. На новых землях также строились новые храмы и монастыри, для которых требовалось много богослужебных книг. Переписчики уже не могли обеспечить необходимого их количества. Тогда правительство стало организовывать книгопечатные мастерские.

Кроме того, Иван Грозный считался одним из лучших ораторов и писателей. Современники называли его «словесной мудрости ритором». Слыл он и начитанней­шим москвичом, интересовавшимся многими книгами, имевшими хождение не только в русском читающем обществе. Неполный список книг, составлявших библио­теку Ивана Грозного, насчитывал более 800 греческих, латинских и древневосточных томов. По разным сведениям эта библиотека являлась одной из самых обширных частных собраний Европы того времени. Антокольский — выдающийся скульптор в русском искус­стве, при своем скульптурном замысле  царя акцентировал внимание на одной детали - книге, лежащей на колене. Она не менее важна, чем фигура самого царя. Искусство, литературу, историю мира, весь опыт поколений впитывал царь с юных лет. Во многом именно книги сложили его характер. Не случайно история ждала именно такого владыки, чтобы начать рассказ о первом печатном дворе.

Первой типографией была так называемая Анонимная типография, возникшая в 1550-х годах. В ее изданиях не было указано кто, когда и где их печатал, поэтому они стали называться «анонимными». (Некоторые ученые предполагают, что типо­графия могла находиться в Московском Кремле, Сергиевом Посаде или в Александровой слободе - в то время там располагалась резиденция царя Ивана Грозного.) Типография выпустила в свет 6-7 изданий, некоторые из которых сохранились до наших дней, и прекратила свою деятельность.
В начале 1560-х в Москве в палатах на Никольской улице был организован Печатный двор, во главе которого был поставлен диакон Иван Федоров. Как писал сам Иван Федоров: «царь повелел устроить дом от своей казны, где бы печатному делу строиться».
  Выбор пал на Ивана Федорова неслучайно. О
н владел разными ремеслами (был переплетчиком, переписчиком, столяром, пушечным мастером - изобрел многоствольную мортиру). Это был энци­клопедически образованный человек. Он имел университетское образование, которое получил в Польше, знал классические языки - греческий и латынь, был хорошо знаком с литературой и книжностью. В 1532 году в Кракове получил степень бакалавра. Там же он и познакомился с типографским делом.
  По приезде в Москву Иван Федоров оказался в окружении просвещенного митрополита Макария. Он получил должность дьякона в церкви Николы Гостунского в Московском Кремле и вскоре принимал участие в работе по «исправлению» церковных книг.
    Когда царь Иван Грозный поручил Федорову заняться книгопечатанием, он продолжил свое образование и стал углубленно изучать грамматику. В своей деятельности он прибегал к вековому европейскому опыту. Ивана Федорова можно смело назвать первым создателем русского печатного шрифта, он был также первым наборщиком и первым корректором. Он рисовал и гравировал...
  Главным помощником русского первопечатника стал Петр Мстиславец (Тимофеев), прозванный так потому, что был родом из белорусского города Мстиславля. Историки полагают, что большую помощь в освоении типографского дела оказал Печатному двору Максим Грек (в миру - Михаил Триволис), известнейший богослов, энцикло­педист и святой Русской Православной церкви.

Первой русской датированной печатной книгой стал «Апостол» (богослужебная книга, включающая в себя часть Нового Завета - Деяния Апостолов и их Послания). Текст «Апостола» был отредактирован и подготовлен к печати при личном участии митрополита Макария. Работа над книгой была закончена 1 марта 1564 г.
Целый год ушел на подготовку и печать шедевра русского полиграфического искусства. Уже первое издание Федорова и его помощника доказывает, что они хорошо изучили как лучшие образцы искусства переписчиков и оформителей рукописных книг, так и технику европейского книгопечатания. Их типография была технически хорошо оснащенным предприятием. Уже в этом издании Федоров выступает как опытный искусный наборщик, автор послесловий, редактор, возможно и художник. В издании практически нет опечаток. В послесловии к книге указаны имена издателей: Ивана Федорова и Петра Мстиславца. Из этого послесловия мы узнаем также историю создания книгопечатания в Московской Руси. По всей вероятности, послесловие написано самим Федоровым.
  Тираж издания составил 2000 экземпляров (сохранилось около 60). В книге 267 листов. Она напечатана на плотной голландской бумаге хорошего качества. Блоки текста на странице имеют 25 строк, все строки выровнены по п
равому краю. Что удивительно, такие блоки (21 х 14 см) почти совпадают с размером современной страницы А-4. Иван Федоров долго бился над шрифтом (рисунком, размером, изображением печатных букв). Ему хотелось, чтобы печатные буквы были такие же красивые и стройные, как рукописные. На основе полуустава, известного нам по рукописным книгам, он создал изящный и в то же время удобный для чтения шрифт.
Книга печаталась двумя красками: красной и черной. Крупные разделы начинаются роскошными заставками, мелкие части оформлены более простым растительным орнаментом. Однако в знаменитом федоровском орнаменте заставок из виноградных листьев и шишек, разработанном на основе растительных орнаментов рукописной книги, использован только черный цвет. Сплетающиеся листья, создавая ощущение объема, выглядят не менее нарядными, чем многоцветные. Талантливый типограф тонко чувствовал красоту и изящество черно-белого изображения. Творчески переработав орнамен­тальные приемы школы Феодосия Изографа, мастер закрепил в книжной графике так называемый старопечатный стиль.
  Разнообразна и необычна иллюстративная часть книги. Перед текстом помещена гравю­ра с изображением апостола Луки. Его фигура вставлена в художественно оформленную рамку. Первопечатники стремились создать эталон книгопечатания. В действитель­ности, многие последующие издания взяли первопечатный «Апостол» за образец.


Вторая книга московской типографии - «Часовник» (сейчас ее по-другому называют еще «Часословом» - сборник повседневных молитв). Она была выпущена двумя изданиями в 1565 году. «Часовники» употреблялись не только во время церковных служб, но и выполняли роль учебников, используясь для обучения грамоте. Это была книга небольшого формата, ее можно было положить в карман и носить с собой. В послесловии к этому изданию на 172 ненумерованных листах указано, что оно напечатано в той же типографии, что и «Апостол». И шрифт тот же, что в «Апостоле», но заставки резаны заново и подражают венецианским книжным украшениям.
«Часовник» Федорова принадлежит к величайшим книжным редкостям. До нашего времени сохранился единственный экземпляр первого издания «Часовника». Он хранится в Бельгийской Королевской библиотеке в Брюсселе.
 
Так в истории русской книжности началась новая эпоха - эпоха книгопечатания, значение которого трудно переоценить.  Имя первопечатника Ивана Федорова знает сегодня каждый, уважающий себя россиянин,  каждый школьник, едва знакомый с книгой, потому как переход от рукописной книги к печатной - важный этап в становлении и самоутверждении народа. Человек, создавший для нас первую азбуку, достоин бессмертия.

В 1909 году в самом центре Москвы появился бронзовый монумент, изображающий человека в старинной длиннополой одежде. Это памятник Ивану Федорову - великому русскому первопечатнику. Памятник создан скульптором Сергеем Волнухиным по иници­ативе Московского археологического общества на средства, собиравшиеся по подписке в течение 39 лет.
 Скульптура изображает московского первопечатника. В правой руке Федоров держит типографский лист, левой рукой поддерживает печатную доску. Во всём его облике благородство и скромность. На постаменте — дата выпуска первой печатной книги: 19 апреля 1563 года и знак «И.Ф.» на бронзовом диске — своего рода экслибрис, которым первопечатник помечал свои издания. На обратной стороне пьедестала выбиты слова Ивана Федорова из послесловия к изданной им книге: «Первее нача печатати на Москве святые книги» и девиз: «Ради братии моих и ближних моих».



  2   3

Назад в меню "О Книге и Библиотеке"
О библиотеке
 
Читателям
Любознательным
Эрудитам
Поиск
Форма входа

Яндекс.Метрика